Необеснимо гигантские буфера


Я не возьмусь сформулировать этот критерий с окончательной внятностью, но постараюсь очертить. Общий язык возникает совершенно органично — вместе с человеческой общностью. Но — и тут я пытаюсь выразить нечто большее, чем собственный вкус, — без поэзии.

Конечно, нет. Пройдет полвека, все отстоится, и станет очевидно — вот она, была, новейшая поэзия на рубеже тысячелетий. Но — маргинал называет маргиналов, радикал — радикалов, акмеист — акмеистов, верлибрист — верлибристов.

Но, может быть, это будут именно те люди, которым следует сейчас это прочитать. Говоря о контексте — в конце ХХ века русская поэзия пережила настоящий культурный шок, когда созданное за последние лет собралось из фрагментов в единое целое и предстало как бы одновременно, вертикально. Видеть их социокультурный смысл.

Можно сказать, что устарели приемы, а можно — что устарел сам прием как способ организации целого. Но, не боясь показаться устаревшим архаистом, признаюсь, что вся эта фигура тотального одобрения не кажется мне имеющей отношение к поэзии. Нет, я не держу за пазухой свою невостребованную семерку, не принимаю ее в гордом ослеплении за единственную объективно верную и не сверяю с вариантами моих коллег.

Необеснимо гигантские буфера

Мэтр-составитель Бахыт Кенжеев своим выбором как бы удостоверяет легитимность такого подхода. Более или менее разобравшись с понятием вкуса, мы подбираемся к современности. Но если это так , то, наверное, это гораздо важнее внешних социокультурных условий и расстановок.

Необеснимо гигантские буфера

В целом, вероятно, осмысленны и оправданны оба подхода Условно говоря, если Мандельштам с невероятной скоростью добирается от пункта А до пункта Б, да еще доставляет туда драгоценный груз, то Иванов знает некий секрет одновременного нахождения в пунктах А и Б, поэтому ему некуда спешить.

И если тяга сильна, значит некоторый переход совершается как бы внутри тела поэзии, а не около него.

По замыслу, предполагалась простейшая структура книги: Пусть этот да и второй томик прочитают авторы и их друзья, с десяток любознательных критиков, еще по человек на уездный город, пара сотен в обеих столицах.

Расцвет издательских промыслов и угасание общественного интереса к поэзии с разных сторон приводят к концентрации стихов в больших и красивых томах.

Я не возьмусь сформулировать этот критерий с окончательной внятностью, но постараюсь очертить. Переводы лишь немного расширяют и уточняют картину. Преимущественные права в культуре почетны лишь на первый взгляд; здоровый не нуждается в инвалидной льготе. Так что ж — он становится едва ли не самым актуальным русским поэтом х.

Во влиянии кинематографа — через ракурс и монтаж.

Большая грудь женщины способна намного облегчить знакомство ее владелицы с противоположным полом. Время перестраивает портрет художника, не сообразуясь с его рекомендациями. Большинство составителей признаются в этом как бы с долей стеснения; я же доведу свое признание до логического итога.

Эти соображения в первую очередь практические: Само собой, ее портрет субъективен, но мы находимся в той сфере, где объективное крайне маломощно. Система приоритетов, концептов, находок. Титульное свойство новизны можно обеспечить несколькими установочными ходами — в данном случае возведена возрастная планка.

По-моему, нечаянные озарения поэта важнее его сознательных установок и программ. Еще в е годы, пожалуй, центральной для всего ХХ-го века была фигура Мандельштама, предельно сгустившего смысл поэтического высказывания, подчинившего стихотворный строй основной задаче: Декаданс, нездоровый дух.

Но распутывая и восстанавливая истории этих репутаций, мы находим лишь гигантскую инерцию, своеобразную эстафету доверия, а в основе — в лучшем случае — пробирные клейма чужого вкуса, в худшем — всякие побочные соображения. Но вряд ли можно составить антологию, не выходя из круга своих привычных читательских интересов, хотя бы и профессиональных.

Как же эти, для простоты, семеро лучших связаны с девятью непересекающимися семерками претендентов?.. Не так давно среди других антологий современной поэзии вышли две, которые не могли не привлечь моего внимания.

И вторая дата иногда для нас важнее первой. И тут становится важным, что эстафета передачи доверия не доведена до логического конца: Творения же вавилонцев выходили зачастую больными, но живыми. Да, помимо них лидер увлек и недостаточно одаренных, сбил их с толку, поманил и бросил.

Если обобщить картину, современный поэт обладает невероятной свободой — ему показано широчайшее пространство возможностей. Родились и закончили школу молодые люди, не знающие, кто такая Крупская.

Эти соображения в первую очередь практические: Илья Кукулин видит и чувствует культурный смысл в деятельности примерно поэтов, находя для каждого из них индивидуальную словесную характеристику. Интересно складывать дальше, прослеживать общие тенденции. Допустим, есть неведомая нам объективность.

Через годы это искусственное повышение смысла рассеивается — и мы готовы обвинить его инициатора в культурном подлоге.

То есть я собирал под одну обложку стихотворения, вызвавшие у меня различные эмоции, точнее говоря, различные градации удивления и восторга. Но все-таки в таких масштабах важнее то, во что они складываются. Из центральной фигуры поэт становится маргиналом. Есть встречное опасение, что это уже состоялось.

И, переводя в прошедшее время интонацию опасения, вновь согласимся: То есть встретив в этой антологии сверхгромкое, знакомое с детства имя, читатель может быть уверен — эти стихи взяты не для веса балласта , они представляются составителю живыми и актуальными в современной поэтической ситуации.

В уничтожении инерции — многими способами.

Тогда простой здравый смысл подскажет нам, что каждый значительный поэт должен попасть в некий вагон. Расширяет, однако, не прорывом попыткой прорыва , а монотонным — извините за вынужденный повтор — выражением своего мнения.

Общий язык возникает совершенно органично — вместе с человеческой общностью.

Наверное, стоит говорить о приливах и отливах интереса к поэзии, а не самой поэзии. После этого задача решается автоматически: Две толстухи трахают друг друга страпоном на кровати В целом, вероятно, осмысленны и оправданны оба подхода Гарантии успеха в этом начинании — никакой.

Одни надежды. И стоит задуматься, не является ли предельная оставленность, неангажированность поэта своеобразным благом.



Бабы трахаются русское видео
Фак порно нет
Снять трансексуалы тюмени
Смотреть онлайн порнофильм ненасытная крестьянка
Оргазм у пышных женщин
Читать далее...